Элемент 13. О чем не спросили олигархов на судебном процессе в Лондоне

Итак, по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу более чем на 5 миллиардов долларов закончил давать показания Олег Дерипаска. Владелец крупнейшего концерна выступал перед английским судом по видеотрансляции из США и сказал про себя так: «Я создал и управлял самой передовой алюминиевой компанией в России».

Сейчас капиталы этого человека «Форбс» оценивает в 17 миллиардов долларов — на три больше, чем у Абрамовича. Про то, каким потом он зарабатывал эти деньги, примерно известно. По одной из версий, начинал с того, что переплавлял старые алюминиевые кастрюли при помощи автомобильного аккумулятора в гараже деда-ветерана. Ну а потом, почти как в анекдоте, получил наследство. Вернее, руку дружбы от Абрамовича.

А вот какой кровью зарабатывались эти деньги?

Об этом на суде в Лондоне — тишина.

Единственное, что всплыли записи переговоров Абрамовича с Березовским, и эти договоренности легли в основу существования нынешнего «Русала». Там, в частности, Абрамович упоминает имена тех, кто имели свои интересы в «Русале», но якобы не желали «светиться», а хотели оставаться теневыми акционерами. Вот фрагмент, касающийся легализации продажи акций «Русала»:

«Абрамович: – С алюминием мы ничего сделать не сможем. Березовский: – Почему? Абрамович: – У нас там всего 50%. Должна вторая сторона согласиться. Они потребуют такого же. В алюминии пока не заурегулированы налоговые дела. Поэтому там бессмысленно это делать. Это значительно уменьшит доходы. И будешь ждать очереди, когда получим дивиденды. Березовский: – Все равно настанет время, когда это придется сделать. Абрамович: – Если мы легализуемся, то и они должны легализоваться. Ведь не может быть такого, что одна половина легализована, а вторая нет. Березовский: – Согласен. Березовский: – И там все появятся: и Быков, и Миша, и Антон, и Аксен, и Олег Дерипаска..».

То есть, по словам владельца «Челси», «тут все выйдут из леса – и Быков, и Миша, и Антон и Аксен, и Олег Дерипаска».

Давайте посмотрим, что это за «лесные братья», которые так мешали легализации акционирования «Русала».

Быков — бывший глава Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков. В момент записанной беседы находился под следствием по обвинению в незаконном приобретении и владении оружием, а также организации убийства предпринимателя Павла Струганова (известного в криминальных кругах под кличкой Паша-Цветомузыка). Быков провел под арестом два года, в 2002-м он получил шесть с половиной лет лишения свободы условно и был выпущен на свободу в зале суда. От алюминиевого бизнеса отошел.

Миша – Михаил Черной, один из партнеров Олега Дерипаски на заре возраставшего интереса последнего к алюминиевому бизнесу. В Израиле подозревается в отмывании денег «русской мафии» и организации сходок криминальных российских авторитетов в этой стране. После покушения на него в Израиле, совершенного неизвестными, от алюминиевого бизнеса отошел. Но интерес к нему сохранил. Об этом позже.

Аксен — Аксенов Сергей Михайлович, уголовная кличка: Аксен, русский, 1966, г.р., ур. М.О. г. Люберцы, адрес: г. Люберцы, Юбилейная, 7 А, 24; авторитет преступной среды, лидер ОПГ — измайловская, гольяновская, люберецкая, связи: — Малевский Антон Викторович, уголовная кпичка: Антоха, Антон, Антон — измайловский, Антошка, Афганец, русский, 27.02.1967 г.р., ур.: Москва, группировка: измайловская, гальяновкая, перовско-ждановская, лидер ОПГ — Тимофеев Сергей Иванович, уголовная кличка: Сильвестр, Сережа новгородский, 1955, группировка: солнцевская, авторитет преступной среды, лидер ОПГ и другие.

Антон – Антон Малевский (он же – Антон Измайловский). Один из лидеров измайловской ОПГ, бывший десантник, имевший за плечами десятки прыжков с парашютом, погиб в ЮАР, когда выпрыгнул с самолета, а парашют не раскрылся.

От алюминиевого бизнеса отошел. Вместе с ним отошли в мир иной в то же время бригадиры измайловских Виктор Романов (Роман) и Сергей Королев (Марикела), спортсмены, жившие в Вене, где следили за проводкой денег из России. Они скончались чуть ли не одновременно с Антоном – оба умерли от сердечных приступов…

Не так давно больное сердце стало причиной смерти и еще одного акционера Русала и переговорщика о продаже акций – Бадри Патаркацшвили.

А раньше ушел из жизни губернатор Красноярского края Александр Лебедь, которому Анатолий Быков помогал во время выборов, а когда генерал их выиграл и начал разбираться с алюминиевым бизнесом на подведомственной территории – погиб в авиакатастрофе.

Вор в законе Слива, проявлявший недюжинный интерес к алюминию, тоже вовремя, но неожиданно для многих, умер в СИЗО. От кровоизлияния в мозг по официальной версии. Слива вел переговоры о вхождении в этот бизнес с Вячеславом Иваньковым (вор в законе Япончик – авт.), который погиб от снайперских выстрелов.

Известный журналист Андрей Калитин, в своей книге «Время Ч», приводит отрывки телефонных переговоров Сливы, зафиксированных канадской полицией, о вхождении воров в алюминиевый бизнес. Действующие лица и исполнители: «С — Слива. Миша — Михаил Черной. Дед — Вячеслав Иваньков, «Япончик». Антон — Антон Малевский. Бык — Анатолий Быков. Н – неизвестный».

Вот фрагменты:

«Разговор 1. Слива: … Да, тут я чуть не забыл, мне тут звонили, предложили, знаешь что? Вот я тут записал, первый раз это вижу, а оказывается что эта вещь, связана с металлом, вот эта, смотри чего написано… гли-но-зем… Леня: …Глинозем? Слива: Да. Тебе ни о чем не говорит? Леня:Нет… Слива: Это…хотят в Красноярск. Это что-то из этого глинозема, это что-то с металлом тоже связано … Л. — Я узнаю сегодня… С. — И они 60% отдают… Дед (Вячеслав Иваньков – авт.) блюдет в Красноярске, а 40 — тебе. Как говорят — о..тельные бабки… Л. — Да? Хорошо, я узнаю, Слав… С. — Узнаешь? Запиши… Л. — Я уже запомнил, Слав. Глинозем — глина и зёма, это легко запомнить… Ты вот еще Слав, я на утро откладываю все дела, еду к ним, и хочу выяснить, где что стоит… С. — Да, счастливо тебе… Л. — Все, утром созваниваемся, или я тебе наберу, или ты мне наберешь… Все, обнимаю, Слав… С. — Давай, Лень… Разговор 2. С. — Это очень тяжело, наверное, я те клянусь… И я не знаю, что это такое… Л. — А я тебе щас скажу, Слав, смотри… там просто встретил бы человека, это, директора завода, и все, больше ничего не надо… Там тянуть не надо… Смотри, внимательно запоминай… С двух тонн глинозема, с двух тонн, получается одна тонна алюминия… С. — А-а-а… все понял… Л. — Понял, да? Нам надо только чтобы они разместили на заводе их, наше сырье, и все… Поставка наша, ё-мое… И все… С. — Слушай… по этому поводу есть хороший завод… Л. — Металлургический что ль? С. — Да-да, перерабатывающий комбинат… Там может быть быстрее туда выйти… Л.- Ну ты поговори с Дедом, там может у Деда есть дорога, там хороший воздух поднимем, Слав… С. — Я ж говорил, видишь, клянусь тебе… А он говорит — а что это такое? Я говорю — это удобрение какое-то там, туда-сюда… Л. — Да это не удобрение, Слав, ты че… Это грязная порода, где содержится алюминий. Я специально весь день изучал, сидел, понимаешь… и, смотри, там человек 60% дохода оставляет нам, 40% оставляет себе… С. — Понял, понял… Л. — Ты понимаешь… И деньги огромные там, Слав, там деньги не большие, а огромные деньги … И речь там шла о Братске, о Красноярске, о каком-то Соликамске, а в Красноярске Бык может решать ситуацию… Все исходят из того, что он там Антону зубы показал… И очень здорово… С. — Они ж друзья были… Л. — Да они не всегда так… Они же сначала друзья, а потом убивают друг друга, в речке топят, понимаешь…. Разговор 3. В. — Але, Славик, здравствуй! С. — Здорово, Володь… В. — С праздником! С. — Тебя тоже, родной… В. — Я звоню насчет того что ты сказал, чтобы ты мне дал координаты, и что там делать. С. — Слушай, тебе не звонил Витька-Рязанец? В. — Мне нет. С. — Я дал ему твой телефон по этому… по Кустанаю… В. — Я во вторник вылетаю туда. С. — У него интересная программа, это, с металлом… В. -Я еду, понимаешь, надо там это, контракт заключить, это нормальное дело… С. — Ну так ты все брось и только этим занимайся, не лезь никуда… Потому что знаешь, как сейчас… В. — Да-да… Еще один разговор

…В. — Слушай, ну, дозвонился я вчера этому пассажиру… с Владиком там… Ну правильно ты все сказал, глинозем… Это сырье для алюминия, все правильно ты сказал. С. — Ну и что? В. — Очень интересно, там на одном заводе, что ты сказал, там работают два брата Черных, Черных… С. — Да знаю я… В. — Ты знаешь их? С. — Знаю! В. — Если они мешать не будут… Но он говорит, что они не отдадут это так… С. — А они не отдадут? В. — Нет! Если найдем с ними концы, к ним, то он с удовольствием поедет и займется этим… С. — А тогда выслушай сюда… В. — Да! С. — Мы будем завтра с ним встретиться? В. — Да… С. — И мы тогда его пошлем туда… В Америку… В. — Он говорит, с удовольствием поеду, только это… там на таком уровне все будет… это офигительно хорошая фигня… С. — Я тебе как сказал, мне люди сказали, Виталь, да мне от фонаря… мне какая разница… Мне люди сказали — «мы даже готовы 60 отдавать…» В. — Правильно, позвоним отсюда на завод… прежде, чем он поедет… С. — Не, не так мы сделаем… Мы вот что сделаем — мы с ним поговорим… Потом что, я позвоню Славке… Славка (Япончик – авт.)с ним встретится, Славка будет с Черными базарить… Понял? В. — ОК… С. — Почему, потому что они работают… это… с «измайловскими»… В. — Да, я пробил это, да, они с «измайловскими» работают… С. — Да, это… хочешь — через Тайванца позвони, может Алик там Антону скажет… Понимаешь? Он с ними вроде нормально… Но я сам тоже с ними неплохо, но понимаешь… Я могу позвонить… В. — Да, но мы же не можем у них отнимать это… С. — Вот это правильно… Мы сейчас это… И с Германией… поговорим с этим парнем… поговорим с Германией… Насколько что, чего, заинтересует… Надо ведь их тоже заинтересовать людей… В. — Конечно…» Андрей Калитин, при подготовке книги к печати, был ранен в руку выстрелом из пистолета. Покушение не раскрыто.

Впрочем, через пару месяцев в той же Великобритании будет рассматриваться иск Михаила Черного к Олегу Дерипаске и тоже по поводу «Русала», и не исключено, что там вопросы про безвременно ушедших «лесных» акционеров, могут всплыть. Но время покажет…

А пока, судя по воровским телефонным переговорам, интерес «законников» и криминальных авторитетов к легализации общаковских денег, был предельно высок. Он был высок еще в начале 90-х, когда только лохи не хотели легализовать свои доходы. Поэтому вопрос о том, сами ли акционеры «Русала» не хотели «выходить из леса» или же их не хотели выводить оттуда – кажется риторическим.

Но для нового владельца «самой передовой алюминиевой компании в России» и самого Абрамовича, которому эта сделка принесла немало миллиардов, карты легли очень удачно. Или просто нечистая сила поработала — ведь алюминий в таблице Менделеева числится под номером 13. Цифра – не многим приносящая счастье.

Даже Абрамовичу, ведь он же жаловался Березовскому на переговорах по «Русалу»: «…Вы же знаете, что если Березовского, Гусинского, Волошина и иже с ними разорвут на куски, то общество будет только радо. А если кто-то будет возмущаться, то обращайтесь к народу. А народ – это быдло… И ты в этом не виноват… Ой, мы оба в такой жопе».

А мы тогда где?..

Реклама